Не понимаю...

Кто нибудь объясните мне все эти фокусы с прививками от ковида. Человеку будут вводить ковид - прививку, чтобы у него выработался иммунитет. То есть после прививки он становится носителем ковида и опасным для окружающих здоровых людей. Он ходит и заражает всех вокруг? То есть если начнется поголовное прививание, всё, хана всем - и здоровым и больным? И выходит , что ежегодный грипп это следствие сделанных прививок загодя? Не было бы прививок, не было бы гриппа?

Однако...



Всё таки это была другая цивилизация. Пришли помочь и учить, а его убили. Мария большая, сын уже меньше...

Как-то так...

118656350_683311365616525_3958168480742110396_n

Попробую перевести для вас на русский язык то, о чем сказал профессор :D Он сказал примерно вот что:

- Человек, сделавший прививку против ковида, становится ОСОБЕННО уязвим для вируса, и если в это время он заразится ковидом - то есть риск возникновения сепсиса, т.н. "заражения крови", и, возможно, последующей смерти привитого.

Уязвимость к ковиду после прививки, по словам профессора, продлится 28(!!!) дней.

Я считаю, что данная информация - жизненно важная для многих людей. И ее следует рассказать другим.

Сама цитата взята из "Фармацевтического Вестника" .

Экскурсия по музею художника Константина Васильева

Константин Васильев - уникальный Русский художник, воплотивший в своих работах дух и душу Русского Народа, голос нашей Земли и Крови, волю Богов и долг перед Предками.



Директор центра славянской культуры им.Константина Васильева Доронин Анатолий Иванович проводит интереснейшую экскурсию по музею. Collapse )

Мысли про Новый Год...

Что-то мне не даёт покоя это сочетание - Новый Год. Ведь на Руси всегда считали возраст не годами, а летами. 5 лет, 10 лет и т.д. Сдаётся мне, что поздравление Петра 1 - с Новым Годом - означало - с новым богом. И именно тогда начало шествие христианство по Руси. Уничтожалась исконная вера и на смену ей пришёл Новый God. И произошло это совсем недавно, а не тысячи лет назад. Однако...

Всё просто... Л. Толстой понял это ещё 1909 году

«В первый раз ясно понял, что такое государство. А как, кажется, просто и легко было бы понять это.

Не боясь быть смешным, признаюсь о том поводе, который раскрыл мне все дело.

Я возвращался нынче утром с прогулки, меня догнал едущий на санях живущий у нас стражник. Я устал, присел к нему, и мы разговорились. Я спросил, зачем он служит в своей гадкой должности. Он очень просто сказал мне, что чувствует и знает, что должность скверная, да где же он получит те 35 рублей в месяц, которые он получает? И вдруг все стало ясно.

Ведь все дело в этом. Все это великое устройство государства основано только на том, что стражник получает 35 рублей, тогда как, не будь он стражником, цена ему 8.

И я в первый раз ясно понял все дело. А как, кажется, просто и легко было бы понять. Не говорю о тех поразительных глупостях, которые с важным видом пишутся в философии государственного права с именами всех философов, внушающими уважение к этому гнусному обману и поразительной глупости,- в сущности, дело, ведь, только в следующем.

Люди вооруженные, грубые, жестокие, грабят трудолюбивых, безобидных, оседлых людей, иногда грабят набегами,- ограбят и уйдут, иногда поселятся среди трудящихся и устраивают постоянный грабеж, т.е. отнимают у них часть их труда, пользуются им, ограждая себя оружием.

Для более широкого распространения своего грабежа и упрочения его они угрозами, а главное, подкупом, а то и тем и другим вместе, из ограбляемых подбирают себе помощников в ограблении.

На этом, только на одном этом основано все государственное устройство, различные отечества, включающие в себя народы одной или разных пород; на этом основаны всевозможные государственные учреждения: разные сенаты, советы, парламенты, императоры, короли и самое главное и нужное для существования государства учреждение - войско.

Казалось, как легко бы понять. Так это очевидно, что, разъясняя сущность его, совестно говорить об этом обмане, как о чем-то новом, никому неизвестном: так оно бьет в глаза своей очевидностью.

И удивительное дело: я, думая о предметах, связанных с государством, сознавая всю его губительность, до 80 лет не мог понять, в чем это ясное и простое дело, и только, смешно сказать, нынче мне это открылось, как что-то новое вследствие слов стражников.

Ведь все, что делается в этом признаваемом столь возвышенным и торжественным учреждении, называемом государством, все это делается только во имя тех мотивов, во имя которых служит стражник; и ведь эти цари, министры, архиереи, генералы делают то же самое, что делает стражник.

Разница только в том, и в пользу стражника, что стражник, лишившись своей должности, все-таки заработает хотя бы 8 рублей в месяц; цари же, митрополиты, сенаторы, выйдя из своих должностей, не сумели бы заработать даже на хлеб.

Другая разница, и огромная, тоже в пользу стражника, та, что он, бедняга, наивно говорил мне, что знает, что служа в этой должности, поступает дурно, но что же делать...

Министры же и разные генералы, митрополиты, поступая дурно, только и делая, что дурное, стараются уверить себя, что они поступают не только не дурно, но совершают великие дела.

Да им, несчастным, и нельзя думать иначе. Король, император, вообще так называемый глава государства не может не стараться верить в необходимость, даже святость своего положения, потому что, хотя он в глубине души и знает, что, делая то, что он делает, он поступает дурно, где же он возьмет те уже не 35 рублей, и не только те дворцы и всю ту безумную роскошь, к которой он уже привык, в которой родился, но и удовлетворяющее его тщеславие - то внешнее почитание, которым он окружен.

То же и все министры, архиереи, члены палат, и до последнего чиновника. Всем им, кроме удовлетворенного тщеславия, честолюбия, прежде всего нужны те огромные деньги, получаемые ими от государства; все же то, что пишется и говорится о необходимости, полезности государства, о благе народа, о патриотизме и т.п., пишется и говорится только для того, чтобы скрыть от обманутых, отчасти от самих себя настоящие мотивы их деятельности.

Древность же и внешнее величие и хитрые софизмы ученых, оправдывающие этот государственный обман, так искусно скрывают сущность дела, что не только обманутые, но и обманывающие не видят всю зловредность обмана.

Да, все представляется необыкновенно простым и ясным, когда найдешь ключ кажущейся тайны.

«Но что же будет, если люди не буду поддаваться обману и не будет государства?»

Никто не может знать того, что будет, и как сложится жизнь после того, как люди избавятся от того обмана, в котором живут теперь.

Одно можно наверное знать - это то, что как бы ни сложилась жизнь людей, свободных от обмана и развращения, жизнь эта не может не быть лучше жизни людей, подчиненных обману и развращению и не понимающих своего положения.

Ясная Поляна
Май 1909 г.

ссылка https://www.proza.ru/2018/10/31/58